Как помочь своему близкому восстановить речь

Что делать, если близкий вам человек перенес инсульт или травму, и у него нарушилась речь? Прежде всего, пока он еще находится в больнице, следует выяснить, имеется ли в этом учреждении логопед, который проводит обследование и восстановительное обучение пациентов. Если такой специалист имеется, необходимо поговорить с ним. Надо внимательно выслушать все, что он скажет, обязательно записав его заключение относительно речи вашего родного.

Необходимо выяснить, будет ли логопедом оказываться поликлиническая помощь после выписки. В том случае, если поликлиническая помощь будет оказываться, необходимо узнать, что должны делать родственники, чтобы ускорить процесс восстановления, как они должны помогать специалисту и своему близкому в работе. Затем надо действовать под руководством логопеда, выполнять все его рекомендации и назначения.  

Если же поликлиническая помощь оказываться не будет, надо попросить логопеда объяснить, каким образом надо работать над восстановлением речи, и тщательно записать все его рекомендации. В том случае, если логопеда в больнице нет и учреждением такая помощь не оказывается вообще, семье приходится рассчитывать полностью на свои силы. По возможности желательно найти частнопрактикующего логопеда, который проведет обследование и окажет вашему близкому профессиональную помощь. При отсутствии такой возможности семье и пациенту можно и нужно работать над речью самостоятельно, чтобы сделать жизнь после инсульта как можно более активной и полноценной. Однако все же рекомендуется найти логопеда хотя бы для проведения очного обследования и получения логопедического заключения.

   
Чтобы самостоятельно понять, в чем суть нарушения речи вашего родного, надо взять в руки эпикриз – выписку из истории болезни, которую дают пациенту, когда он покидает лечебное учреждение. Там, помимо основного заболевания (например, инсульта), врач-невролог указывает сопутствующие нарушения речи. Чаще всего встречаются следующие термины: моторная афазия, сенсорная афазия, сенсомоторная (иногда пишется через дефис «сенсо-моторная») афазия и дизартрия. 


Термин «моторная афазия» означает, что у человека нарушена активная сторона речи – ему трудно говорить, составлять высказывания. Термин «сенсорная афазия» значит, что нарушена пассивная сторона речи, восприятие, человеку трудно понимать чужую речь. Термин «сенсомоторная афазия» говорит о том, что нарушена способность как понимать, так и продуцировать речь.


Дизартрия значительно отличается от афазии. Этот термин значит, что у человека частично парализованы какие-то из органов артикуляции (губы, язык, глотка, мышцы лица и челюсти), то есть произошел их парез (частичный паралич). Из-за этого ему трудно шевелить ими, и речь получается нечеткой, смазанной. Главное отличие дизартрии от афазии заключается в том, что при дизартрии нарушается только произношение. Человек все понимает, он может читать и писать (не парализованной рукой), выбирает нужные слова, может правильно согласовывать слова в предложении, подбирая нужные окончания. Он полностью помнит родной язык. Просто у него нарушена подвижность мышц лица и полости рта, из-за чего речь становится «косноязычной», плохо понятной.


При афазии же человек в той или иной степени утрачивает навык речи, как бы «забывает» родной язык. Это «забывание» может проявляться не только в том, что он не может вспомнить нужное слово, хотя и такое случается. Человек может «забыть» то, как нужно правильно шевелить органами артикуляции, чтобы сказать то или иное слово. Мышцы органов артикуляции при этом не ослаблены и не парализованы, они в порядке. Человек может просто не знать, как ими пользоваться. Или как надо правильно изменить окончания слов, чтобы из них сложилось понятное предложение. Наконец, он может просто «забыть», как звучат слова родного языка, и он станет для него словно иностранным, превратится в бессвязный набор звуков. 


Нередко после инсульта или травмы афазия и дизартрия встречаются вместе у одного человека. В этом случае приходится работать над устранением обоих нарушений. 
 

Общая цель и принципы работы по восстановлению речи


После того как мы прояснили основные термины, надо обозначить главную цель речевой реабилитации и принципы, которые из нее вытекают. Основная и наиболее общая цель работы по восстановлению речи – это благополучие человека. Мы занимаемся коррекцией афазии не для того, чтобы пациент правильно выполнил какой-либо набор тестов, а для того, чтобы человек мог жить максимально активной и полной жизнью, чтобы он мог взаимодействовать с обществом для реализации своих потребностей и желаний. Мы делаем это ради его благополучия и комфорта, для повышения качества жизни пациента и, конечно, его близких, которые также сильно страдают из-за болезни своего родного. 


Из этой цели вытекают принципы работы по восстановлению речи. Главный принцип – уважение личности больного человека. Даже если этот человек очень пожилой, не может не только говорить, но и самостоятельно себя обслуживать, к нему следует относиться как к взрослой, самостоятельной и ценной личности. Надо помнить, что даже если человек не может говорить сам, часто он в состоянии понимать речь окружающих, поэтому нельзя в присутствии больного допускать высказывания, которые могут обидеть или расстроить его.

 
Не следует для занятий брать детские книжки и буквари, это может травмировать человека. Материалы для занятий должны быть посильны для больного, но рассчитаны на взрослого. Недопустимо относиться к человеку с афазией как к ребенку, запугивать его высказываниями вроде «Будешь плохо заниматься, заведем дневник, будем ставить двойки» или «Не будешь работать над речью, не пойдем с тобой гулять и не дам смотреть телевизор». Независимо от тяжести речевых нарушений и общего его состояния относиться к больному следует как ко взрослому, который лишь подзабыл кое-что и испытывает временные трудности. 


Иногда родственники, желая своему близкому добра, пытаются мотивировать человека к занятиям высказываниями в стиле «Не будешь заниматься, так и останешься инвалидом, только мычать будешь». Или обращаясь к третьим лицам в присутствии больного: «Он у нас инвалид, ничего не может, только мычит». Или когда человек не справляется с заданием, открыто и даже демонстративно выражают разочарование и презрение: «Ну вооот… Ничего не можешь…». Подобный «армейский» способ мотивации неприемлем в общении со взрослым, тем более пожилым человеком. Бессмысленно пытаться стыдить, унижать и «брать на слабо» пожилого, истощенного болезнью человека. Это нисколько не поможет, только еще больше истощит его нервную систему, обидит его и поставит дополнительные барьеры между ним и вами. 


Если человек сам не мотивирован заниматься восстановлением речи, следует побуждать его к этому деликатно и тактично. Надо действовать методом убеждения, выражать оптимизм, показывать одобрение всякий раз, когда человек работает над своей речью. Чтобы не отбивать у больного желание заниматься, следует придерживаться принципа постепенности, не давать сложных заданий, а выбирать материал посильный, но и не слишком легкий, чтобы у человека не возникало раздражения и ощущения напрасной траты времени на то, что он и так умеет.  


Иногда родственники больного с афазией испытывают раздражение из-за того, что им кажется, будто человек может говорить, но не делает этого специально, как бы издевается, требуя к себе внимания. Важно помнить, что это не так. Человек с афазией рад бы говорить с вами, но не может этого сделать. Представьте, что вам надо говорить на иностранном языке, который вы когда-то немного знали, но уже подзабыли, можете вспомнить  лишь отдельные слова, а от вас требуют развернутой правильной речи и полного понимания речи других. Вам придется очень сильно напрягаться, и все равно вы не сможете полностью понять окружающих и доносить до них свои мысли. Эта очень приблизительная аналогия позволяет примерно понять, что чувствует человек, страдающий от афазии. 


Необходимо знать, что афазия не является психическим заболеванием, даже если речь человека полностью лишена смысла, а сам он не осознает свой дефект. Также надо знать, что афазия не имеет ничего общего с глухотой. Крик или повышение голоса не поможет человеку лучше понимать вас. Наоборот, громкие звуки отрицательно влияют на человека, пострадавшего от инсульта или травмы мозга, и мешают ему понимать чужую речь. Поэтому говорить с ним надо негромко, не быстро и четко. При этом надо исключить посторонние звуки (телевизор, радио, шум за окном, разговоры посторонних), а также избегать ситуаций, когда к больному обращаются одновременно несколько человек.  


Когда человек пытается говорить сам, надо проявлять терпение, давать ему договорить до конца, не торопить и не перебивать, пытаясь понять, что он хочет сказать. При этом надо смотреть человеку в глаза, выражением своего лица показывая, что вы слушаете и пытаетесь понять его. Чтобы лучше понимать речь человека с афазией, обращать внимание надо не только на слова, но и на не словесные способы выражения мыслей – жесты, мимику, интонацию. Если больной хочет выражать свои мысли и желания письменно или в виде рисунков, необходимо дать ему такую возможность.     


Самое вредное для человека с афазией – это ограничение общения с окружающими, речевая изоляция. Допускать такого ограничения нельзя. Необходимо по возможности включать больного в общение, привлекать к участию в разговорах, задавать ему вопросы, поощрять его инициативу в общении.  


Подведем итог и кратко повторим основные принципы восстановительной работы.


1. Проявлять уважение к человеку с афазией и относиться к нему как к полноценной взрослой личности.


2. Подбирать материал адекватный возрасту больного. Придерживаться принципа постепенности и выбирать задания не слишком сложные, но и не слишком простые. 


3. Проявлять терпение, не торопить больного и не раздражаться, выражать оптимизм, любовь и приятие.


4. Говорить негромко, на тон тише своего обычного голоса, исключив посторонние шумы. На начальных стадиях и при тяжелых степенях афазии попробовать говорить шепотом и, если это помогает больному лучше понимать вас, общаться с ним таким образом. 


5. По возможности включать человека в процесс общения как в кругу семьи, так и за его пределами.

 


Прогноз восстановительной работы


Родственников человека с афазией всегда интересует, восстановится ли речь их близкого и когда это произойдет. Прогноз, когда и в какой степени восстановится речь, сделать непросто. Перечислим основные факторы, влияющие на него.


1. Возраст больного. Как правило, чем моложе человек, тем благоприятнее прогноз, хотя и далеко не всегда. Бывает, что речь людей очень преклонного возраста восстанавливается быстрее и полнее, чем речь молодых людей.


2. Тяжесть поражения мозга. Обширность инсульта, размер патологического очага и количество погибших нервных клеток – один из ключевых факторов, влияющих на возникновение и течение афазии. Чем меньше поврежден мозг, тем благоприятнее прогноз.   


3. Характер повреждения мозга. При геморрагическом инсульте речь обычно восстанавливается лучше, чем при ишемическом инсульте или травме.


4. Скорость и качество медицинской помощи. Чем быстрее была оказана квалифицированная медицинская помощь и чем более качественной и современной она была, тем больше вероятность, что речь восстановится.


5. Индивидуальные особенности строения головного мозга больного и его организма в целом. Мозг каждого человека уникален, и различные его отделы, в том числе речевые центры, могут существенно отличаться у разных людей по размеру и особенностям строения. Эти размеры и особенности строения значительно влияют на протекание афазии и на скорость и полноту восстановления речи. На восстановление речи также влияет состояние организма в целом, например, от состояния пищеварительной системы и обмена веществ зависит то, как мозг будет получать питательные вещества, необходимые для образования новых связей между сохранными нервными клетками, а именно от образования этих связей зависит скорость и качество восстановления речи. 


6. Сроки начала работы по восстановлению речи. Чем раньше она была начата, тем лучше. Как только человек пришел в себя после инсульта, следует получить разрешение лечащего врача и сразу же начать логопедическую работу. 


7. Мотивация больного и членов его семьи. От психологического настроя зависит очень и очень многое. Нередко люди с тяжелыми нарушениями речи, решившие во что бы то ни стало добиться ее восстановления и вернуться к полноценной жизни, справляются с афазией достаточно быстро, в то время как люди с относительно легкими степенями афазии, отказавшиеся от восстановительной работы, остаются жить с нарушенной речью на долгие годы, а иногда и до конца всей жизни. Отказу от логопедических занятий нередко способствует убеждение, что речь должна восстановиться сама собой. Но, к сожалению, спонтанное и полное восстановление речи после инсульта или травмы – не такое частое явление, как хотелось бы. В результате человек, который мог бы вернуться к активной жизни, остается с нарушением, которое с течением времени только закрепляется в его речи. Из-за трудностей в общении такой человек отказывается от контактов с окружающими, что постепенно приводит ко все большей социальной изоляции, которая, в свою очередь, очень плохо влияет на способность больного к коммуникации с другими людьми. Образуется замкнутый круг. В результате инвалидизация усугубляется, человек выпадает из общественной и трудовой жизни.


В целом же пытаться что-либо прогнозировать при афазии – дело довольно бессмысленное. Грубые нарушения речи могут внезапно исчезнуть, в то время как небольшие ошибки, например, в подборе окончаний слов порой упорно не поддаются коррекции месяцами. Поэтому не стоит тратить время на построение прогнозов о том, когда восстановится речь. Лучше делать все, чтобы этот момент настал как можно скорее. Но надо быть готовыми к тому, что процесс восстановления речи может занять 2 – 3 года и даже более.

Диагностика и постановка частных целей работы по восстановлению речи


Как уже было сказано, к работе по восстановлению речи лучше привлечь профессионального логопеда. В крайнем случае, желательно найти специалиста хотя бы для проведения диагностики и получения от него рекомендаций по дальнейшим действиям. Если же такой возможности нет, можно воспользоваться схемой обследования, данной ниже. 


Применяя данную схему, надо иметь в виду все ее несовершенство и ограниченность. Диагностика речевых нарушений – достаточно непростая задача даже для профессионала. Хорошему специалисту порой надо провести не одну встречу с пациентом, чтобы разобраться, какая форма афазии лежит в основе проблем больного и понять, на что должны быть направлены главные усилия. Тем более что картина афазии не статична, она постоянно меняется во времени и тому, кто помогает больному восстановить речь, необходимо отслеживать эти изменения и вносить коррективы в программу занятий.


Разбирая вопросы диагностики речевых нарушений, мы не будем широко использовать термины и схемы обследования, рассчитанные на специалистов. Опишем основные приемы, которые могут применяться любым человеком и которые позволят понять, что происходит с речью человека и что надо делать, чтобы помочь ему. Нам надо определить в каком состоянии находятся у человека 4 составляющие: понимание, говорение, чтение и письмо.  


Общаться с больным желательно один на один, чтобы он не отвлекался на других людей. Если же в комнате присутствует несколько человек, говорить с больным должен только один из них. В помещении должна быть обеспечена тишина. Для удобства можно распечатать лист с основными симптомами и ставить галочки напротив тех, которые имеются у больного человека.


Сначала надо выяснить, понимает ли человек обращенную к нему чужую речь. Для этого можно попросить больного выполнить простое действие, например «Дайте руку». Как мы уже говорили, разговаривать с человеком с афазией надо четко, негромко, не торопясь, разделяя слова. При этом до того как больной подаст руку, свою руку ему подавать не надо, чтобы избежать подсказки. Если человек не в состоянии дать руку, например из-за паралича, надо попросить выполнить посильную для него инструкцию, например «Посмотрите на дверь». Предмет, на который мы просим посмотреть, должен находиться в поле зрения больного, чтобы ему не приходилось сильно поворачивать голову. После того как мы высказали человеку инструкцию, надо дать ему время на ее выполнение. Имеет смысл подождать секунд 40 и, если человек не выполняет ее, повторить инструкцию еще раз и снова подождать. Если человек не выполняет ее, а молчит или начинает говорить, и речь его не связана с инструкцией или непонятна, следует поставить галочку напротив первого симптома.


Если человек не понимает простую инструкцию, то тест на понимание сложной инструкции можно не проводить. Если же простая инструкция понята, следует дать сложную инструкцию: «Посмотрите на люстру и дайте руку». Смысл этого теста в том, чтобы определить, может ли человек воспринять и удерживать в памяти вторую часть инструкции.    


Конечно, если из предшествующего общения с больным вы уже выяснили, что он достаточно хорошо понимает обращенную к нему речь, эти тесты можно не проводить. Можно провести только уточняющие тесты, задав вопросы: «Как называется отец брата?», «Коля ниже Пети, а Петя выше Васи. Кто самый высокий?», «Верно ли утверждение: идет дождь, потому что на улице мокро?». Повторимся: вопросы надо задавать четко, медленно, давая достаточно времени на обдумывание и ответ. При необходимости вопрос надо повторить несколько раз. Можно дать эти вопросы в письменном виде, если вы знаете, что человек понимает письменную речь. 


После того как мы выяснили, понимает ли больной простую и сложную инструкцию, надо узнать, какие проблемы у него есть с говорением. Если вы до этого не разговаривали с человеком и не слышали его речь, можно начать разговор на любую доступную ему не очень сложную тему. Например, спросить, что он сегодня ел, как себя чувствует, чем занимался и так далее. Затем надо внимательно послушать речь больного.


Возможны несколько основных вариантов.


1. Речь полностью непонятна. Человек говорит много, но у него получается лишь бессвязный набор звуков, либо понятны лишь отдельные слова.


2. Человек пытается говорить, но вместо словесного потока у него получается одно слово, слог или звук – так называемый речевой эмбол.


3. Человек пытается говорить, но у него с трудом получается произносить звуки и слова, при этом он хаотично шевелит органами артикуляции, как бы пытаясь найти нужное положение губ и языка. Также человек может вообще отказываться от попыток говорить из-за невозможности найти правильное положение органов артикуляции.


4. Речь в целом понятна, но человек делает ошибки: неправильно подбирает окончания в словах, заменяет одни звуки другими, подбирает неправильные или не совсем правильные слова.


5. Речь в целом понятна, но человек испытывает трудности при подборе и припоминании слов, вместо того чтобы назвать предмет, начинает описывать его форму, цвет или зачем он нужен.


Возможно сочетание двух или нескольких из перечисленных вариантов. Также следует обратить внимание на голос больного.


Затем надо протестировать чтение, попросив прочесть небольшой несложный текст. После этого, если больной может говорить, попросить его сказать, о чем этот текст. Если же говорение у человека нарушено, надо попросить его показать картинку, на которой изображено то, о чем говорится в тексте.


Чтобы проверить состояние письма, можно попросить человека написать его имя. Не важно, печатными или прописными буквами будет писать больной. Затем следует дать задание на списывание слов. Сначала просим списать короткие слова и, если человек справляется, просим списать слова большей длины и словосочетания. Далее проверяем способность записывать слова и словосочетания на слух. Надо обратить внимание, что пишет больной, и сохранить его записи. 


Если человек понимает обращенную к нему речь, можно провести еще один тест – попросить его нарисовать чайник. Если на рисунке отсутствует носик, поставить галочку у соответствующего симптома.  


Чтобы выяснить, есть ли у человека дизартрия, надо попросить его показать язык и сделать несколько движений в стороны, вверх и вниз. О наличии дизартрии говорят следующие признаки:


- во время нахождения в ротовой полости язык отодвинут назад;


- при высовывании язык отклоняется в сторону, так как одна его сторона напряжена сильнее, чем другая;


- больной может держать язык вытянутым очень короткое время, буквально через несколько секунд язык возвращается в ротовую полость;


- движения высунутым языком в разные стороны не получается осуществлять с одинаковой легкостью и амплитудой;


- голос больного слабый, истощающийся, либо хриплый.


Если присутствует хотя бы один из этих признаков, с большой долей вероятности можно говорить о наличии дизартрии. Если у вас остались какие-либо вопросы после проведения диагностики, задайте их нам. 


После того как мы провели краткое обследование и получили представление о состоянии речи человека, нам необходимо поставить цели речевой реабилитации. Постановка целей крайне важна. Установлено, что люди эффективнее работают пусть и над трудными, но четко сформулированными целями, чем над более легкими, но расплывчатыми и неконкретными. В идеале постановка целей должна осуществляться командой, состоящей из самого больного, его родственников и специалистов: врача, логопеда, психолога, эрготерапевта, специалиста по лечебной физкультуре, массажиста и других. Если команда специалистов отсутствует, то желательно иметь хотя бы одного-двух представителей каких-либо из названных профессий. Больного всегда необходимо включать в процесс обсуждения целей, даже если кажется, что из-за своей болезни он совершенно не в состоянии что-либо обсуждать. Родственники и специалисты в ходе обсуждения и постановки целей, должны обращаться к больному, спрашивать его, согласен ли он с предлагаемыми целями, даже если он не понимает обращенную к нему речь и не может высказать свое мнение или выразить согласие или несогласие. Это является осуществлением главного принципа работы по восстановлению речи – принципа уважения к больному человеку – и оказывает положительное влияние не только на больного, но и на его родственников, настраивая их на отношение к заболевшему родному не как к несамостоятельному инвалиду или ребенку, за которого все решают другие, а как к полноценной взрослой личности, благополучие которой – главная цель восстановительной работы.  


Иерархия целей в нейрореабилитации состоит из трех компонентов. Первый, самый общий компонент – благополучие человека – мы уже обозначили. Второй компонент более конкретный. Он в общих чертах описывает то, какой образ жизни будет вести человек в результате проведенных реабилитационных мероприятий. Можно выделить три основных варианта этого компонента целей.


1. Человек полностью возвращается к активной жизни и труду. Эту цель следует ставить, если больной еще молод или уже пожилой, но чувствует в себе достаточно сил для ее достижения. Тяжесть речевых расстройств при этом может быть любая, даже тяжелая. Если же речевая функция нарушена несильно, то крайне желательно ставить именно эту цель-максимум.    


2. Человек достигает способности полностью самостоятельно обслуживать себя в быту, взаимодействовать с родственниками и незнакомыми людьми в магазине, конторе ЖЭКа, при оплате счетов и в других не очень сложных ситуациях общения вне дома. Возможно возвращение к труду, если работа человека не связана с постоянным и сложным речевым общением. Эту цель целесообразно ставить, если речь нарушена достаточно сильно, а человек находится в пенсионном возрасте и не имеет большого желания и мотивации возвращаться к активной социальной и трудовой деятельности. 


3. Человек достигает способности общаться с близкими людьми, доступно для них выражать свои потребности и отвечать на их несложные бытовые вопросы. Эта цель актуальна для людей преклонного возраста с достаточно тяжелыми речевыми нарушениями. 


Третий компонент иерархии целей – конкретные задачи работы по восстановлению речи. Выделяют цели краткосрочные (1–2 недели) и долгосрочные (более длительный период).  Например: «Через три недели количество звуковых замен в речи больного должно сократиться в два раза». Или: «Через две недели безречевой больной должен начать говорить контуры слов». Конечно, цели надо стараться ставить реалистичные и не расстраиваться, если не получается укладываться в сроки. Учитывая сложности прогноза при афазии, о которых уже было сказано, эти сроки носят скорее мотивационную функцию, и нет ничего страшного, если они переносятся. В то же время нельзя относиться к срокам выполнения этих задач как пустой формальности. Надо придерживаться здравого смысла и, всеми силами стараясь выполнить поставленную задачу к назначенному времени, по мере необходимости вносить коррективы как в сроки, так и в саму программу речевой реабилитации.   

Приемы и способы восстановления речи

1. Если отсутствует понимание простой инструкции, а речь непонятна полностью или почти полностью, следует начать со списывания коротких слов, напечатанных под картинками. Когда больной напишет так, как он может, надо показать ему ошибки и предложить списать слово по буквам, разнося их по клеточкам. Когда человек списывает слова, вы должны проговаривать их вслух, постепенно вовлекая в процесс проговаривания больного. 


После того как человек немного освоит списывание (это занимает от нескольких часов до нескольких дней), можно включать в занятия следующее упражнение. Надо распечатать и разрезать предлагаемый материал: картинки должны быть отдельно, слова на полосках – отдельно. Перед больным кладутся две полоски со словами разной длины и две картинки, изображающие эти предметы, и предлагается соотнести картинки с подписями. При этом вы показываете слова на полосках пальцем и проговариваете их вслух, чтобы ваш близкий постепенно учился опираться не только на чтение, но и на слуховое восприятие. Если поначалу человек совсем не справляется, вы сами выполняете задание, объясняя все вслух и давая образец.


Следующий этап – вы вслух называете слово, но не указываете на полоски с ними. Ваш близкий сам выбирает полоску с этим словом и картинку с предметом. Когда человек более или менее начинает справляться со словами первого этапа, надо скачать и распечатать слова и картинки второго и третьего этапов и последовательно проделать то же самое. 


Параллельно с этими упражнениями необходимо выполнять задания на списывание слов, все больше вовлекая в проговаривание больного. Также постепенно все активнее вводятся инструкции, связанные с бытовой ситуацией: «Садитесь», «Возьмите тетрадь» и так далее. В отличие от диагностики, в ходе коррекционной работы с человеком, у которого нарушено понимание, необходимо вместе с речью использовать жесты, чтобы он лучше понимал вас, и у него происходило связывание слов с действиями и предметами. 


2 – 3. Если при попытке говорить у человека получается одно какое-то слово, звук или слог (речевой эмбол) или если он хаотично пытается шевелить органами артикуляции, а говорить не получается, то в восстановлении речи поможет пение. Необходимо вместе с больным петь его любимые песни на родном языке. Поначалу у него может не получаться, но постепенно все чаще в звуковом потоке будут проскакивать более или менее понятные слова. При наличии речевого эмбола надо совместно с больным проговаривать слова, которые он много употреблял до болезни, то есть связанные с его профессией, хобби. Когда он вместо проговариваемого слова начинает произносить свой эмбол, следует тактично остановить его, попросив не торопиться, и снова вместе с ним начать проговаривать нужное слово. Постепенно в его речи будет все четче вырисовываться контур нужного слова.    

   
4. В том случае, если речь в целом понятна, но допускаются ошибки в окончаниях слов, начать следует с упражнений на понимание грамматических конструкций. Вы показываете больному изображения и произносите фразу. Он должен показать на изображение, соответствующее сказанной вами фразе. После такой подготовительной работы можно переходить к следующему этапу. Если человек может читать и писать, то можно скачать и распечатать следующие упражнения, выполняя которые он будет вписывать и окончания в слова, входящие в состав словосочетаний и предложений. Во время выполнения этих упражнений важно помнить о необходимости проговаривания речевого материала вслух. Если чтение и письмо у человека нарушены, эти упражнения надо выполнять устно.


5. Если же человек испытывает трудности с подбором слов, начинать целесообразно с упражнений, направленных на укрепление связи между образом предмета, его характерными особенностями и обозначающим его словом. Берутся изображения предметов, и человек классифицирует их по каким-либо признакам. Во время выполнения задания человек должен проговаривать вслух названия предметов и их отличительные признаки. Если письмо сохранено, следует классифицировать их письменно. Повторимся, проговаривать надо обязательно, записывать – желательно, если это возможно.

Второе упражнение – распределение предметов по группам, но с использованием написанных названий предметов, без изображений.

Третье – сравнение изображений двух похожих предметов, поиск и проговаривание отличий между ними. 

Четвертое – чтение текста, в котором отдельные слова заменены на изображения.

Пятое – чтение текста, в котором отсутствуют некоторые слова. Человек сам подбирает подходящее по контексту слово. 


Упражнения второго типа предназначены для того, чтобы восстановить способность сохранять в памяти несколько слов, воспринятых на слух. 

Вы называете подряд три не связанных по смыслу слова, ваш близкий запоминает и повторяет. Слова должны относиться к разным смысловым группам и отличаться по длине (например, «нос, небо, труба»). Постепенно число слов увеличиваете. 

Подбор антонимов и синонимов на слух. Вы называете слово, человек подбирает к нему противоположные по смыслу слова. Целесообразно начинать с двух слов, постепенно увеличивая их количество. Например, вы: «Хороший, теплый», он: «Плохой, холодный». То же с синонимами. Вы: «Холодный, мягкий», Ваш близкий: «Ледяной, твердый». Если к слову можно придумать несколько синонимов или антонимов, то следует называть все, которые получится подобрать.

Написание под диктовку коротких предложений из 2-3 слов. Вы диктуете целое предложение, человек не переспрашивая записывает.

Итак, мы кратко обсудили основные способы помощи человеку, страдающему афазией. Повторимся, данная схема обследования и занятий очень ограниченна и лучше, если помощь будет оказываться профессиональным логопедом. 

© 2018 - 2020 Logopedia Club