Буйо и Брока. Первая часть

Полю Брока (1824 – 1880) приписывается открытие центра речи, носящего сейчас его имя. В своей знаменитой работе 1861 года он локализовал «центр способности к устной речи» в третьей фронтальной извилине левого полушария мозга рядом с коронарным, или венечным, швом.

Современная нейропсихология и неврология считает это открытие началом эры локализационизма, но история центра Брока намного более сложна и включает множество других исследователей.

Вот как Янг (1990) начинает главу о Брока:

Нахождения Брока центра «способности к членораздельной речи» было первым случаем локализации мозговых функций, который нашел признание ортодоксальных ученых. Из-за этого Брока обычно считают основоположником современной доктрины мозговой локализации функций. Это утверждение появляется так часто, что из-за этой частоты приобретает вид исторической правды. Однако если начать исследовать вопрос приоритета, то трудно утверждать что-либо с какой бы то ни было степенью уверенности. Его работа – это часть продолжающегося изучения афазии и мозговой локализации, которое шло напрямую от Галля и было актуальным вопросом на протяжении прошедших десятилетий. Ни представление о способности к членораздельной речи, ни о ее локализации в лобной доле не были новыми.    

До Брока несколько других ученых уже демонстрировали пациентов с нарушениями речи и очаговыми поражениями. Согласно Витакеру, «буквально сотни» клинических случаев были описаны в медицинских и френологических журналах начиная с 1820-х годов, как с данными патанатомических исследований, так и без них. Поэтому практикующий врач должен был быть осведомлен о речевом центре в лобной доле. Одним из них был Жан Батист Буйо (1796 – 1881), родившийся и работавший на одно поколение старше Брока и ставший профессором медицины и главой Госпиталя Милосердия в Париже. Буйо был одним из немногих последователей френологии Галля, остававшихся в академическом мире, но отстаивал другую, более научную, методологию: он был убежден, что исследование мозга всегда необходимо, и искал корреляцию между клиническими проявлениями и повреждениями мозга. Галль «отчетливо указывал, что исследование мозгов и «случайные повреждения» (патологические очаги) играют второстепенную роль в подтверждении локализации, которую он открыл благодаря его методам краниоскопии». В 1825 году Буйо опубликовал свои «Клинические исследования», доказывая, что потеря речи связана с поражением передних долей мозга – подтверждение взглядов Галля относительно местонахождения органа членораздельной речи. Галль расположил способность к речи за глазницами в нижней части лобных долей. Он, якобы, сделал это после наблюдений в детстве за одноклассниками, которые с легкостью могли заучивать речевой материал и имели «большие выпуклые глаза». Позже Галль наблюдал несколько других подобных корреляций и заключил, что область, отвечающая за «вспоминание слов или словесную память», должна находиться прямо за глазами и быть необычно большой у этих людей. Буйо был менее конкретен в определении точного местонахождения речевого центра и на клиническом материале доказывал, что потеря речи должна объясняться очаговыми поражениями в лобной доле; он не говорил про конкретные извилины или полушарие. Он был яростным противником теории эквипотенциальности и дискутировал среди прочих с Флурансом. В 1848 году Буйо предложил 500 франков любому, кто сможет продемонстрировать ему пациента с серьезным поражением лобных долей, у которого не было бы речевых нарушений.

Каждый врач, который хотя бы в малейшей степени знаком с клиническими исследованиями, наблюдал множество нарушений двигательных функций, вызванных заболеваниями мозга. Воспалительный процесс вызывает судорожные сокращения, сдавление мозга – более или менее распространенный паралич. Поэтому не без удивления читаем мы в работах мсье Флуранса (…), что мозг не оказывает непосредственного и прямого влияния на мышечную систему.

Буйо предложил не только мозговые центры движения конечностей, но также центры, отвечающие за все органы, которые приводятся в движение мускулами, например, язык и глаза. Проанализировав клинические случаи, он заключил, что «паралич органов речи может существовать независимо от других видов параличей». Он также различал «способность подбирать слова для обозначения понятий, хранящихся в памяти, и способность произносить эти же слова. Существует, так сказать, внутренняя и внешняя речь и последняя – только проявление первой». Это соответствует нашим текущим представлениям о дисфазии и дизартрии. Буйо даже представил весомое доказательство на живом организме, когда у него была возможность исследовать мозг пациента с огнестрельным ранением и дефектом черепа в районе лобных долей.

Любопытствуя узнать, какой эффект произведет на речь сдавливание мозга, мы приложили к его открытой части большой шпатель и надавили сверху вниз и немного спереди кзади. При умеренном нажатии речь стала исчезать с его губ; при более сильном и резком нажатии речь стала не просто пропадать, а оборвалась внезапно.

Вторая часть

1. Rutten G.-J. The Broca-Wernicke Doctrine: A Historical and Clinical Perspective on Localization of Language Functions. - Springer International Publishing AG, 2017. — 314 p.

2. Broca P. Remarques sur le siège de la faculté du langage articulé, suivies d’une observation d’aphémie (perte de la parole). Bulletins de la Societe Anatomique de Paris. 1861;6:330–57.


3. Stemmer B, Whitaker HA. Handbook of neurolinguistics. New York: Academic Press; 1998.


4. Tesak J, Code C. Milestones in the history of aphasia: theories and protagonists: Psychology Press; 2008.


5. Bouillaud J. Recherches cliniques propres a démontrer que la perte de la parole correspond a la lésion des lobules antérieurs du cerveau, et a la confirmer l’opinion de M. Gall, sur le siège de l’organs du langage articule. Arch Gen de Med. 1825;8:25–45.


6. Schiller F. Paul Broca: founder of French anthropology, explorer of the brain. New York:
Oxford University Press; 1992.


7. Marie P. Revision de la question de l’aphasie: la troisième circonvolution frontale gauche ne joue aucun rôle dans la fonction du language. Semaine Med. 1906;26:241–247.

8. Young RM. Mind, brain and adaptation in the nineteenth century. New York: Oxford University Press; 1970.

9. Foville AL. Traité complet de l’anatomie, de la physiologie et de la pathologie du système
nerveux cérébro-spinal. Paris; 1844.

© 2018 - 2019 Logopedia Club. Все права защищены